18 июля 2008 | Хоккей

Александр Овечкин: серебряный доллар

12 июля. За футбольным матчем "Спартак" - ЦСКА Александр ОВЕЧКИН наблюдал из-за ворот. Где и попал под струю волы, которой в перерыве поливают искусственный газон Лужников. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Нам показалось, Александр Овечкин этот отпуск проводит даже не в Москве, а в совершенно конкретной ее точке - в открытом кафе у Пушкинской площади. Сам сидит за одним столиком, агент несет вахту - за соседним. Только корреспонденты в окружении сменяют друг друга. По результатам летней пиар-кампании Александр, чемпион мира и обладатель едва ли не всех индивидуальных призов НХЛ, вполне может куда-нибудь баллотироваться. Куда пожелает.

Напросились в гости к Овечкину и мы. Грех было упустить такой случай. Тем же вечером пообщались и с его легендарной мамой, Татьяной Николаевной, двукратной олимпийской чемпионкой по баскетболу. Той женщиной, из-за которой порой отменял вечернюю тренировку в ленинградском "Спартаке" великий тренер Кондрашин. Говорил своим парням: "Сегодня работать не будем. Московское "Динамо" приехало. Пойдем смотреть, как Овечкина с Ворониной играют..."

* * *

- Нынешний отпуск расписан по минутам, одно интервью за другим?

- Ну да. Особенно тяжелыми выдались последние два дня. Потом неделю буду отдыхать и от хоккея, и от корреспондентов. Голова уже сейчас кипит. Хочется вырубить телефон, закрыться на даче и забыть обо всем.

-Отпуск у вас так и не начался?

- Съездил в Турцию на десять дней. Только там удалось отдышаться.

- В робота перед диктофоном не превращаетесь?

- Не знаю. Пришлось напрячься. Хорошо, что такими будут всего несколько дней.

- Самый необычный вопрос, услышанный за это время?

- Один товарищ спросил, какая у меня рабочая рука. То есть какой в хоккей играю. Человек, далекий от спорта, хоть и мужчина. Было смешно.

- Быть знаменитым человеком - тяжелый труд?

- Я слишком много здоровья отдаю за эту популярность...

- Оттого и седина у вас в 23 года?

- Я с 17 лет седеть начал. В отца пошел. Он тоже рано поседел.

- Узнаваемость давным-давно надоела?

- В Москве до меня никому дела нет, здесь каждый день - новые звезды. Случается, узнают, но совсем не так, как в других городах. По некоторым идешь, и на каждом шагу: "О, привет, привет..."

- Сколько раз вы смотрели кассету с финальным матчем чемпионата мира?

- Несколько раз прокрутил концовку. Как в интернете наткнусь на запись наших празднований, смотрю.

- Увидели потом в торжествах что-то, чего не разглядели на площадке?

- Нет, я все контролировал! Все помню!

- С чемпионата мира вы привезли сувенир - серебряный канадский доллар.

- Перед финалом у нас было собрание в центре круга, а я в такие моменты всегда стою на коленях. Посмотрел вниз: "Ого! Монетка подо льдом!" Канадцы на счастье залили серебряный доллар. И мы тут же с Ильей Никулиным сговорились: если выигрываем чемпионат, пробиваю лед и достаю эту монету.

- Пришлось попотеть, чтобы пробить лед?

- Оказалось легче, чем я предполагал. Пяткой конька хорошенько приложился - и все. Монету было видно сквозь лед, ковырял направленно. Потом отдал этот доллар Никулину, он должен сделать два кулончика. Себе и мне.

- Еще интересные реликвии в вашем доме есть?

- Первая шайба, заброшенная в НХЛ. Все юбилейные шайбы храню - пятидесятую, сотую... Что-то в Москве, что-то в Вашингтоне.

- Когда вам в самолете объявили, что прямо из аэропорта путь держите в Кремль, о чем подумали? "Хорошо бы поскорее протрезветь"?

- Мы пьяными не были. К тому времени уже напраздновались - весь полет проспали. До этого целая ночь прошла на ногах. Даже выхлопа от нас, по-моему, не было - пили исключительно шампанское.

- Не нравится эта тема?

- О том, сколько выпили? Конечно, не нравится. Это не ваше, корреспондентское, дело - знать, как мы отдыхаем и празднуем...

- Кто-то расстроился из-за того, что вы пришли на прием к президенту России в шлепанцах?

- А чего расстраиваться? Это была случайность - никакой возможности переодеться. Неужели я бы пошел в Кремль в тапочках на босу ногу?

- Недоуменные взгляды на себе ловили?

- Все были чуть ошарашены. Но мама, например, потом лишь посмеялась. А Медведев, думаю, даже не заметил мои тапочки.

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- Кроме нас, никто не знает, как все получилось. Мы ведь провожали Сашу из Вашингтона на чемпионат мира, сумку ему собирали. Спрашиваю: "Что ж ты не захватил ни пиджак, ни туфли?" Один только спортивный костюм. И эти самые шлепанцы. Саша отвечает: "Во-первых, мам, там некуда ходить. Во-вторых, я еду на чемпионат мира. Нам надо отдыхать и готовиться к играм. Потом вернусь в Вашингтон, схвачу вещи и помчусь в Москву". Как ни уговаривала - ничего не взял.

А завершилось сами знаете чем. Саня позвонил после победы: "Мы летим чартером в Москву, нас приглашает президент". Я ужаснулась: "В чем же ты пойдешь? Это ж Кремль! Не в шлепанцах же идти через Спасские ворота!" А сын говорит: "Ладно, пристроюсь где-нибудь сзади, за спинами спрячусь". Передать ему костюм никак не успевали. Хорошо, ребята нашлись - явились к Медведеву в игровых майках.

* * *

- Последний совет, который услышали от мамы?

- "Будь внимательнее по жизни. Вокруг много людей, которые могут тобой воспользоваться". Это она мне всегда говорит, а последний раз услышал недели три назад.

- Был неприятный опыт?

- Да. Я слишком доверчив. Нередко люди этим пользуются. После первого сезона за "Вашингтон" вернулся в Москву, встретился со знакомым парнем. Дал ему денег взаймы - и все, с концами. Человек пропал. Позже снова объявился - как ни в чем не бывало.

- Перестали с ним общаться?

- Естественно. С тех пор денег в долг не даю никому. Хоть просят регулярно.

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- Я стараюсь оберегать Сашку от сомнительных знакомств, - получается, увы, не всегда. По натуре он очень добрый парень. Но не хотелось бы, чтобы эту доброту разбрасывал направо-налево. Говорим с ним на эту тему. Сейчас сын популярен. Денег больших, правда, еще не заработал - только с этого сезона вступит в силу его новый контракт с "Вашингтоном" (124 миллиона долларов на 13 лет. - Прим. "СЭ"). Но около него уже крутится много людей. Набиваются в друзья, рассказывают, какой он замечательный. Лишь бы "примазаться" к славе, лишний раз посидеть в ресторане за его счет.

* * *

- Самая дорогая похвала в вашей жизни?

- Недавно услышал от родителей: "Гордимся тобой". Правда, довольно часто случалось, что добрых слов от человека не ждешь - а он начинает тебя нахваливать. Хэнлон, допустим, бывший наш тренер в "Вашингтоне". То орет и рассказывает, как ты все делаешь невпопад, то называет лучшим. Не угадаешь.

- Белорусы, которых он тренировал, вспоминают Глена как мастера яркого образа. Заставлял их пять минуть в день думать о медалях, например.

- Хэнлон - удивительный человек. Большое удовольствие с ним работать. Жаль, не сложилось у него в "Вашингтоне".

- Бретт Халл как-то сказал, что к тренеру Кинэну испытывал такую ненависть, что мечтал крюком клюшки выколоть тому глаз. Вы по отношению к своим тренерам ничего подобного не испытывали?

- Нет. Да и Халл тоже не испытывал - это все слова. Если б он хотел выколоть Кинэну глаз, выколол бы. Можно обижаться на тренера, про себя посылать его на три буквы - но прислушиваться к нему все равно будешь. Я на тренера даже голос никогда не повышал.

- Ни разу газетное слово тренера вас не зацепило?

- По большому счету - ни разу. А критиковали меня немало - и тренеры, и журналисты.

- Когда в последний раз испытывали настоящую злость?

- Это очень редкое для меня состояние. В прошлом году был сумасшедший случай в питерском дворце. Сижу на трибуне, развернул шоколадку. Охранник подлетает: "Это запрещено! Нельзя!"

- В голове не укладывается.

- У меня тоже. Тупость человеческая.

- Что ж вы этого охранника в проход не выкинули?

- А зачем? Выполняет свою работу. Как умеет. Проще было выбросить шоколадку.

- У кого из ваших тренеров были чудовищные нагрузки?

- У Крикунова. Может, еще у Билялетдинова. То, что увидел в Америке, с их нагрузками не сравнится. Поэтому в "Вашингтоне" на предсезонке у меня не возникало проблем.

- Были упражнения, от которых стонали?

- Кросс. 10 километров на время.

- Вокруг базы в Новогорске?

- Нет, вокруг футбольного поля на стадионе. Все неслись как угорелые, пульс за двести. Некоторые не добегали. А чисто крикуновское изобретение, которое больше нигде не встречал: три человека усаживаются на баллон - а ты должен этот "поезд" протащить туда и обратно по залу.

- Что за баллон?

- Камера от грузовика. Крепится на лямках. Когда впервые с этим столкнулся, чуть не помер, честно говоря. Было настолько тяжело! Позабыл, кто на моем баллоне сидел, три года прошло, - но не самые хрупкие люди, это факт.

- Как реагировали, когда после ухода из "Динамо" Крикунов поносил вас через газеты?

- С одной стороны, те высказывания задевали, с другой - заставляли больше работать. Я всегда поддерживал Крикунова, он прекрасно ко мне относился. Но внезапно все изменилось.

- Позже Крикунов не каялся?

- Нет. А что ему извиняться? На эмоциях Владимир Васильевич может наговорить всякого, не зря в команде его звали "Мужик".

- Сейчас перед возвращением в Америку собираетесь тренироваться с "Динамо". Обиды в прошлом?

- С новым президентом, Михаилом Головковым, у меня отличные отношения. И с динамовскими фанатами никаких проблем. Они разобрались во всем и поняли меня. Рад, что все так закончилось. А то три года назад уезжал в Америку с тяжелым сердцем. Переживал, что не смог нормально расстаться с клубом.

- Кому из тренеров лучше всего удавалось завести команду?

- Я всегда заводил себя сам. От одного вида льда приходил в настроение. Даже в Канаде на чемпионате мира мы сами себя завели перед третьим периодом. Быков зашел в раздевалку, с порога: "Один за всех!" А мы подхватили: "Все за одного!" Но и без Быкова понимали - отступать некуда.

- Простили его за то, что на московском чемпионате мира перевел вас в четвертое звено?

- Вряд ли меня хотели унизить. Хотя, что двигало тренером, так и осталось загадкой. Разве я был худшим на площадке?

- Вы не человек четвертого звена?

- (Раздраженно.) Я могу играть и в пятом! Если играть!

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- Саша - мягкий человек, обид не хранит. Меня частенько спрашивают про московский чемпионат мира, на котором его в четвертое звено отправили. Обязательно напишите, ребята, то, что я вам сейчас расскажу. Нет разницы - четвертое звено или первое. Другое дело - сколько тебе дают игрового времени. Когда выпускают на пятнадцать секунд, а затем десять минут сидишь - чего можно ожидать? Проблема только в этом! Та ситуация в голове не укладывается. У Сашки был такой хороший настрой на этот чемпионат! Как могла его утешала: "Терпи. Через это тоже надо пройти".

* * *

- Если б вам дали возможность переиграть один-единственный матч - какой выбрали бы?

- Полуфинал Олимпиады с финнами. Это до сих пор заноза, как вспомню - гадко на душе. Вырвали у канадцев победу в тяжелейшей борьбе - а против финнов вышли как тряпки.

- И вы были как тряпка?

- Да! Все без исключения. Наверное, решили, что на этой Олимпиаде уже все выиграно. Раз уж канадцы позади.

- Самый неприятный силовой прием, который пропустили?

- На молодежном первенстве мира получил удар сзади. Не видел соперника. Надорвал связку плеча. Из-за этого в сезоне, когда "Динамо" стало чемпионом, два месяца не играл. Даже не знаю, кто из канадцев мне так удружил.

- Отомстить не удалось?

- Как не удалось? А сейчас мы что сделали?

- Есть в "Вашингтоне" хоккеист, чьей внутренней силе поражаетесь?

- С характером у нас все. Но самый необычный - Лэйнг. Ложится под любую шайбу. Иногда невозможно представить: неужели и под эту кинется? Харизматичный дядя. Он в НХЛ ни за что не пробился бы, если б не этот героизм.

- Прежде таких встречали?

- Да никогда!

- Сами под шайбу ложитесь без страха?

- Не отступать же?

- Но ведь больно.

- Больнее той истории с плечом уже не будет. Страдания были нечеловеческие, несмотря на то, что обошлось без операции. Плечо надо было держать в неподвижном состоянии. Рука висела. Ни лежать, ни сидеть.

- Зато в случае, когда вам зуб выбили, еще и пятнадцать швов на лицо наложили.

- Да это ерунда все.

- Пятнадцать швов - ерунда?!

- Не смертельно. Заштопали прямо в раздевалке.

- Вопрос, которым вас наверняка достали: почему зуб не вставите?

- Потому что у меня стоит металлическая пластина. Если сейчас вставлю зуб и снова в это место попадут, то восстанавливать уже будет нечего. У меня есть специальный вставной зуб - его надеваю раз в две недели. Чтобы зубы не срастались.

- Выбитый зуб уже стал частью вашего имиджа. Девушки говорят, что идет?

- Вечером спрошу...

- Каспарайтису ломали нос семь раз. Сколько раз вам?

- Пять.

- Все пять случаев помните?

- Точно знаю первый перелом - в игре с "Амуром". Из этих пяти случаев четыре приходятся на Россию. Динамовский врач Валерий Конов мне нос обратно вправлял. Замечательный доктор. Как-то Грабовскому шайбой все лицо перебило, а он так заштопал, что ни одного шва не видно. И мне хорошо вправил. Валерий Евгеньевич - Человек с большой буквы, обязательно это напишите. А последний раз сломали нос в матче с "Монреалем".

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- Сын никогда ни на что не жалуется. От него с детства слова жалобного не услышишь. Матч, в котором ему зуб вышибли, мы с мужем в Вашингтоне смотрели по телевизору. Переживали страшно. У Саши такая красивая улыбка! Даже теперь, с щербинкой, все равно обаятельная! Ничего, скоро все заживет. Тогда и займемся этим вопросом. Расстроены были, когда еще в "Динамо" нос ему ломали. Что сросся не очень удачно - вина людей, которые были рядом с Сашей при первом переломе. Нужно было сразу вправить нос - или тампонами, или еще чем-то. А когда сын стал без маски играть, его непременно то локтем, то клюшкой кто-нибудь ударит. Своими глазами это видела в нашем дворце - били умышленно!

* * *

- Вратарь Еремеев как-то сказал - Овечкин, мол, регулярно выводил из себя...

- А, я знаю чем! Постоянно на тренировках попадал ему шайбой в голову. Жутко злился на меня. Сейчас, говорит, гитарой по башке тебе дам. Или сам на ворота встанешь. Пусть знает - я не специально.

- Тот же Каспарайтис тренеру в ботинки выливал кетчуп. И в вашей раздевалке шуток хватает?

- В сборной на Кубке мира мне кетчупом намазали ботинки. Как молодому. В другой раз полотенце пеной для бритья вымазали. Но я заметил. Потом сам стал шалить. Хаванову в туфли кетчуп вылил. Бэкстрем забил победный гол в овертайме - и ему на радостях пену в полотенце выпустил. А 1 апреля над Федоровым подшутил. Только-только он разделся и улегся на массажный стол, говорю: "Серега, тебя там генеральный менеджер спрашивает. Подойди, узнай". Федоров одевается, идет: "Что стряслось?" У нас с Семиным просто истерика началась!

- Не обиделся ветеран?

- Нет, что вы... Помню, еще пиар-менеджер из "Вашингтона" увольнялся, так мы с Семой на прощание отволокли его в цивильной одежде в душ и включили воду. Кинули в холодную ванну. На прощание выдали ему какой-то балахон, чтобы до дома доехал.

- Жизнь вас свела с таким человеком, как Брашир. Тоже, говорят, большой оригинал?

- Золотой человек! Дико смешной! Главное, правильно себя ведет. Из тафгаев с ним может поспорить только Ларак, который из "Питтсбурга" ушел. Брашир спокойный, никакой суеты - и не боится вообще ничего.

- Видели хоть раз Брашира в гневе?

- Вывести его из себя очень сложно. Но тому, кто это сделает, я не завидую.

- Схватка тафгаев, которая вас потрясла?

- Когда Брашир с Лараком сцепились. Искры летели. Вроде Ларак нашего и положил, начал мутузить, но вдруг Брашир вывернулся, нанес один удар - и все. Ларак на лопатках. Не представляю, как люди такие удары выдерживают, инвалидами не становятся. Кстати, вы знаете, что Брашир говорит по-русски?

- Да ну?

- Столько лет провел в НХЛ рядом с русскими, что научился. Но таким словам, которые в газете лучше не приводить. Дети могут прочесть. Когда ко мне девушка в Америку приехала, стояла у бортика, Брашир подкатился - и на ломаном русском выдал: "Я тэбя лублу". Это единственное, что можно напечатать из его речей.

- Когда-то Каспарайтиса называли главным чудаком в НХЛ. Кто главный чудак теперь?

- Шон Эвери. Настоящий клоун. Обожает провоцировать соперников. Однажды в плей-офф встал перед вратарем Бродером и устроил какой-то безумный танец.

- Зачем?

- Пытался, наверное, отвлечь на себя внимание. Размахивал руками, клюшкой, извивался, как червяк. Разве что язык не высовывал.

- Кто-то из наших тренеров, побывав на стажировке в "Ювентусе", не скрывал изумления: чем круче звезда, тем скромнее автомобиль. У кого в "Вашингтоне" самая скромная машина?

- Пожалуй, у Джефри Шульца. Передвигается на странном драндулете вроде "рафика". Только двухместный и с открытым багажником. Я узнавал - стоит такая колымага тысяч восемь долларов. Да и у Семина "мерседес" давно на кладбище автомобилей просится. А новый не покупает. Экономит.

- В вашей команде есть сумасшедшие водители? Про кого легенды ходят?

- Легенды ходят про нас с Семой! Хотя я стараюсь водить аккуратно. Лишь раз, опаздывая на тренировку, разогнался до 165 миль в час. Сами пересчитайте, сколько это в километрах (265,54 км. - Прим. "СЭ"). И долетался - возле Белого дома меня тормознула полиция.

- Оштрафовали?

- Скорость я превысил в три с лишним раза - за это в Штатах штрафом не отделаешься. Права отбирают и сажают в тюрьму. Но мне повезло. Полицейские узнали - и отпустили. За десять билетов на матч "Вашингтона", которые у меня были с собой.

- Вам уже сделали американские права?

- Если в слово "сделали" вкладываете тот же смысл, что в России, то ошибаетесь. "Сделать" в Штатах ничего нельзя. Чтобы получить права, я, как все, явился на экзамен. То же самое, кстати, было в Москве. Сдавал по-честному.

- Сдали с первого раза?

- Да. Правда, когда играл в "Динамо", за рулем не сидел. Меня на машине возил отец.

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- С Мишей, мужем, мы уже 37 лет вместе. Он работал шофером на той же автобазе, что и мой отец. Оба возили раствор на самосвале. Потом в такси устроился. Когда Саша подрос, все внимание стал уделять сыну. В Москве не пропустил ни одной его тренировки. Мотался на турниры в другие города. И в Европу, и в Америку, когда Саша уже играл в юношеских сборных. Смотрел, контролировал, помогал. Все хоккейные достоинства и недостатки сына знает как никто. До сих пор выговаривает ему после матчей.

А дедушка, мой папа, вообще удивительный! Скромный и добрый. Когда Сашка родился, месяца ему не было, - дед переехал к нам. Работу забросил, только Саньку нянчил. И кормил, и гулял, пока я трудилась. Потом на тренировки его водил, на многие матчи ездил. Баул Сашкин таскал. Сейчас гордится внуком. Только до Вашингтона пока не доехал. Старенький.

В нашей семье эмоциональнее всех муж болеет. Сидит весь красный, руками размахивает. Мы, кстати, никогда во время матча не находимся рядом - ни на трибуне, ни перед телевизором. Так было и когда Саша в "Динамо" играл, и нынче в "Вашингтоне". Я привыкла смотреть хоккей одна. Это уже почти примета. А мужу компанию составляет старший сын, Мишка. Все игры высиживаю до конца. Только сил не хватает глядеть, как пробиваются буллиты - сразу ухожу. Когда с "Динамо" выигрывали чемпионство, готовились к буллитам в Тольятти, - я тоже не смотрела. И Сашка отвернулся, лишь трибуны слушал. Сам к шайбе не подошел.

* * *

- Какой-нибудь плакат, посвященный вам, запомнился?

- На матчах "Вашингтона" приметил двух мальчиков с пластиковыми восьмерками на голове (Овечкин играет под восьмым номером. - Прим. "СЭ"). Как-то они же смастерили плакат на русском: "Могу иметь я вашу клюшку?" Я подарил им клюшку - ребята были в восторге.

- Девушки часто пишут на плакатах: "Саша, женись на мне!"?

- Постоянно. Уже привык. Не смущаюсь. Иногда подходят после матча, задирают майку и просят расписаться на груди. Я только за. Вот паспорт под автограф ни разу не протягивали. На деньгах предлагали расписаться, но я всегда отказываюсь. Дурная примета.

- Пару лет назад вас спросили: "Почему так часто меняете подруг?" Помните, что ответили?

- Нет.

- "Жить надо весело".

- Такого я точно сказать не мог! Все придумали! Наоборот, всегда хотелось, чтобы у меня была одна-единственная девушка. Но пока рекорд в отношениях - два года. Впрочем, о личной жизни говорить не желаю. В газетах столько глупостей пишут! Например, стоило раз появиться с дизайнером Леной Ленской на презентации у Билана, как сразу поползли слухи о нашем романе. Ну не бред ли?

- Что вы делали у Билана?

- Поздравлял с победой на Евровидении. Мы познакомились незадолго до этого, когда оба были в жюри музыкального конкурса.

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- И чего к Саше все прицепились с этими девушками? Раздражает, что об этом так много говорят! Он что - старый, страшный? Молодой парень - понятно, что у него полно знакомых, подружек. Пусть встречается, общается. Ничего страшного. Не с нами же, стариками, ему дома сидеть. Ну покушает, в театр всей семьей сходим. Недавно вот выбрались в "Сатирикон" на "Бешеные деньги". Отличный спектакль. Жалко, Райкин не играл.

* * *

- В прошлую субботу вы были на футбольном матче "Спартак" - ЦСКА. Дружите с кем-то из футболистов?

- С Сычевым созваниваемся. После Euro поздравил его с бронзовыми медалями. Ребята - молодцы, порадовали народ. А в Сочи пару недель назад познакомился с Павлюченко. Он там отдыхал, а меня пригласили на праздник, посвященный олимпийским делам.

- Когда оставались в Америке со старшим братом, как с хозяйством управлялись?

- Поесть не могли приготовить. Взялись жарить картошку, так кухню едва не спалили, вместе с домом. В панике бросились звонить родителям. В Москве уже глубокая ночь была, всех перебудили. Кулинары из нас с братом те еще.

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- На кулинарную тему звонки среди ночи у нас в порядке вещей. Как-то приезжаю в Вашингтон, вижу на полу черное пятно. Спрашиваю: "А это что такое?!" - "А-а-а, пустяки..." Оказывается, картошку жарили - чуть дом не спалили. Видимо, пытались чем-то безуспешно оттереть. Часто звонят, часто. "Мам, я мясо правильно делаю?" - "Правильно, Саш. Молодец". Потом поняли, что учиться готовить - дело гиблое. Только самое элементарное могут. Вроде омлета. У Сашки большая веранда, купили барбекю. Теперь спокойно жарят себе мясо. Гораздо вкуснее. И рыбку там же делают.

Когда приезжаем к Саше в Америку, моя главная задача - налепить ему как можно больше пельменей. Две-три тысячи штук. Делаю их вручную и оставляю в морозильнике. После нашего отъезда Саша всех гостей пельменями угощает. А потом звонит мне в Москву: "Мам, когда приедешь?" - "Что, сынок, пельмени закончились?" - "Ага". - "Не волнуйся, скоро прилетим..."

Насчет звонков - у нас давняя традиция. Куда б ни поехал, ровно за три часа до игры Сашка звонит. Как садится в автобус - тут же звонок: "Мам, я поехал". За всю карьеру не было случая, чтоб он не набрал нам. Специально среди ночи сидим, ждем.

А старший сын, Михаил, собирается учиться в Америке. Три раза сдавал экзамен - но не получилось. Он хотел поступить не в колледж, а в университет. Будет и четвертая попытка. Пока же работает менеджером в женском баскетбольном клубе, в Вашингтоне.

* * *

- К чему так и не привыкли в Америке?

- К размеренному образу жизни. Никто никуда не торопится. При этом Америка очень удобная страна. Чтобы купить билет на самолет, не надо искать кассу, тратить время. Достаточно зайти на сайт и набрать номер кредитной карточки. В Штатах вообще что угодно можно через интернет заказать.

- Помните встречу с жертвами урагана "Катрина"?

- Конечно. В "Вашингтоне" никого не принуждали участвовать в этой встрече, но пришла вся команда. Хотелось хоть как-то поддержать несчастных людей, которые потеряли все. В Вашингтоне их поселили на территории баскетбольной школы. Смотреть на все это было безумно тяжело. Похожие чувства испытывал, когда навещал больных детей. Особенно огорчает, когда видишь, как к ним относятся в Америке и как - в России. Там для детей строят огромные центры, они ни в чем не испытывают нужды. А у нас? Был я два года назад в больничке около метро "Динамо". Сравнивать с любой американской клиникой - небо и земля.

- Что за рыба искусала вас во Флориде?

- Флай-фиш. Она оставляет ожоги, как медуза. Стояла жара, и мы с Семиным полезли в океан. Как раз в том месте, где висела табличка: "Купаться запрещено". В итоге оба получили по ожогу. У меня нога горела прилично. Но сейчас все в порядке, даже шрама не осталось.

- Увольнять собственного агента - большое испытание для вашей души?

- Для меня действительно это был трудный момент в прошлом году. Дело не в том, что сложно объявить человеку: "Мы с тобой больше не работаем". Именно перед Сюзанной было неудобно. Она много для меня сделала. Но я не стал, как некоторые, прибегать к помощи юристов, писать какие-то бумажки. Как мужчина, все сказал в глаза.

- Что не любите больше всего?

- Вранье и зануд.

- Зануды встречаются часто?

- Чаще, чем вы думаете...

- Один известный дизайнер сказал: "Никогда не купил бы антикварную мебель и белые носки". Что никогда не купили бы вы?

- Вертолет. Многие миллионеры покупают, чтобы сэкономить время и не простаивать в пробках, но мне такое средство передвижения доверия не внушает. Больно уж часто вертолеты разбиваются. Да и не заработал я пока таких денег.

- Смогли бы навсегда остаться в Америке?

- Нет. Там здорово играть в хоккей. Но жить хочу в России. Конечно, уже освоился в Штатах, подтянул язык. А первый сезон страшно тянуло в Москву. Дождаться не мог дня, когда прилечу. Помню, сел в самолет и на обед подали суп с кусочком бородинского хлеба. Как понюхал его, так сразу почувствовал - я почти дома!

Из монолога Татьяны Овечкиной:

- Никогда мы в Америке не останемся. Саша вам то же самое ответит. Мы русские люди мордовских кровей. И жить хотим только здесь.

Хотя американцы к сыну относятся замечательно. В Вашингтоне на трибуне все знают, чья я мама. После Сашиного гола все на меня оборачиваются. Жмут руки. Трогает до слез. Вечно какие-то сувениры приносят, недавно на праздник печенье испекли, преподнесли прямо на матче. Фотографируются со мной. Все очень по-доброму. После того как летом в Торонто ему вручили кучу призов, вашингтонский мэр Адриан Фенти устроил шикарный прием в честь Овечкина. Вручил символический ключ от города. Я очень рада, что Сашу в Америке так любят. Но я бы хотела сказать и о другом мэре - Юрии Михайловиче Лужкове.

Мало кто знает, что он очень помогал Саше. Я никогда об этом не рассказывала журналистам. Наше знакомство с Лужковым началось в 90-е годы, когда он стал поддерживать женскую баскетбольную команду "Динамо", где я - президент клуба. Разные возникали ситуации, но по всем вопросам, которые касались хоккейного будущего Саши, я обращалась к Лужкову. И всегда он давал правильные советы. Когда в 2004-м Сашу на драфте выбрали под номером один, первым, кому я позвонила, был Юрий Михайлович. А после подписания Сашей контракта с "Вашингтоном" я из офиса клуба отправила факс в приемную Лужкова. Поблагодарила от всей нашей семьи.

Вы не поверите, Саша часто слышит от меня жесткие слова. Я такая женщина - если здорово сыграет, все равно не буду перехваливать. Скажу: "Ничего, Саш..." Чтоб не расслаблялся. Когда маленький был, говорила ему только об ошибках. Я сама тренер - и жесткий тренер. Хоть рвется изнутри: "Сашка, молодец!"

Вообще-то я сильная, волевая. Умею сдерживать эмоции, если тяжело. Никогда дети не увидят родительских слез. Вот когда остаюсь одна, могу поплакать - как все мамы...

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Александр КРУЖКОВ // Юрий ГОЛЫШАК18.07.2008 18:07

Код для блога
Предпросмотр
 
Ваш логин:
Ваш пароль:
Забыли логин? / Регистрация
Текст комментария:


Loading...
SELECTORNEWS